Milcat drink

В день Святого Валентина...

1081

Котик любовью дышит к пингвину,
Наверно затащит, проказник, на льдину,
Но, птицу плющит - она не готова,
Как милый барашек для порции плова.

Но, это любовь, со всяким бывает,
Жаль у пингвинов мозгов не хватает,
Что день Валентина Святого приходит,
И котик пингвина на льдине находит.

Пылая в груди к нему светлым чувством,
Бежал он по льдине подобно мангусту,
Застал он врасплох тушку пингвина,
Качалась всю ночь бедная льдина...
Milcat psi

Посвящение Лебовски

hgcpwzuw

Вот китаюза на ковер мочится,
И в комнате уж стиль давно не тот,
Наверно, это все мне снится?
Но стиль испорчен словно бутерброд.

Вот "Черный Русский" плещется в стакане,
Ликер кофейный спорит с молоком,
А я лежу бесцельно на диване,
И думаю, что стало с тем ковром.

Потом шаббат наступит так внезапно,
И чемодан с деньгами поплывет,
Оставив привкус гнусного обмана,
И сотню разных мелочных забот.

Потом погони, драки, перестрелки,
Какой-то бомж в авто моем нассал,
И школьника не хитрые проделки,
Который чемодан в ночи украл.

Машина нагло вдребезги разбита,
И рыжих баб неизгладимый след,
Сижу я у разбитого корыта,
Пока в такси таится злой Джавдед.

События летят молниеносно,
Нам чемодан раскроет свой секрет,
Охотники за ним стали несносны,
И принесут, наверно, много бед.

Хорек по ванной плавает икая,
И бабы пальцы режут в тишине,
Они уже давно не Навсикая,
В кошмарах уж не снятся больше мне.

А дальше будет горькая развязка,
Глубок как шрам ее трагикомизм,
Прах долетит до берегов Аляски,
"Аляска кид" как будто афоризм.

Ковбой и город тихо засыпают,
Герой-бездельник в даль вот-вот уйдет,
Не знает он, да и никто не знает,
Что новый день ему и нам несет.
Garfield on LSD

Настало время приключений

nvp

Настало время приключений,
Собаку мажет по столу,
Вдали бежит стадо оленей,
Чтоб вызвать злого сотону.

В метро бичи пропили тетрис,
Интеллигенция вперде,
И негритосы пишут тезис,
Про Карла Маркса на стене.

Кот затаил внутри обиду,
Месть в тапки к вечеру припас,
Поцанчик стал жить по Евклиду,
Завелся в Эппл пидарас.

Принцесса стала вдруг пупыркой,
Отдав пол царства за айпод,
Теперь живет на дне бутылки,
Вкушая тот запретный плод.

Корону быстро потеряли,
Кругом один Левиафан,
Напился спирту кролик в зале,
Алиса нюхает дурман.

Никиту солнцем утомили,
Танк красит пьяный Бондарчук,
А Бекмамбетов пилит гири,
И ест распиленный продукт.

Настало время приключений,
Собака словно бутерброд,
А я в запое две недели,
Украл икру всю у сирот.

Продал ее и лизергину,
У негра повара купил,
Лежу смотрю эту картину,
На занавеске как дебил.

Ковер мне мультики покажет,
Расскажет сказку старый кот,
Собаку по столу все мажет,
Настал сегодня Новый год.

Олени трупы доедают,
Грустит в Москве оленевод,
Снеговики печально тают,
Гуляет праздничный народ.

Нассал турист у мавзолея,
Застиг врасплох его Ильич,
Менты стоят и коченеют,
И издают победный клич.

Еще журналы и газеты,
И много разного всего.
Позакрывали все клозеты,
Течет по улицам говно.

Настало время приключений,
И я преодолев рубеж,
Сварил тарелку пельменей,
И растворился в цвете беж.
Milcat psi

Мне приснились томаты-убийцы

2392

Мне приснились томаты-убийцы,
Уго Чавес в неравном бою,
На полу ползут голые фрицы,
У кота уперев колбасу.

В туалете свирепый утенок,
Все микробы к чертям распугал,
И опять анонимус-падонок,
На балконе украл мой мангал.

НЛО все летит по планете,
Похищая то мух, то котлет,
И сидят все коты на диете,
Сохранив этот странный секрет.

Злой томат на людей нападает,
Тихо преет в кустах сладкий хлеб,
Он лежит на земле и не знает,
Что еще далеко не эфеб.

И идут котаны коченея,
От того, что выпавший снег,
Вновь усыпал лотки и аллеи,
Таджик-дворник выкрикнул: "SWAG!"

Вот такой был сон мой не хитрый,
Я проснулся в холодном поту,
И увидел финальные титры,
По домашнему чудо-коту.
Тень отца кота Шредингера

Безысходность

210

Снегопад среди недели
Вдруг повернул мои мысли.
Кошаки размножались у двери,
И щи в кастрюле прокисли.
Но в целом все экзистенциально,
Тошнота бьет круглые сутки,
Безысходность иррациональна,
Как вскрытый труп проститутки.
Как простуженный раковый корпус,
И гниющего Запада трели,
Как сгоревший микроавтобус,
Забытый кем-то в апреле.

Из зимы как из тоннеля,
Пассажиры брели коченея,
Убирали таджики аллеи,
Мечты о гражданстве лелея.
Поль Сартр набил морду Мэю,
Кьеркегора с Ясперсом спорит,
Пассажирам нет до этого дела -
Их трупы никто не находит.
Мартин Хайдеггер варится в супе,
Как ангел варится в небе,
Безысходность хорошая штука,
Пока коты размножались у двери.
Milcat psi

Дождливое московское регги

12019

Живем мы, конечно, не на Ямайке,
А в дикой, холодной и мрачной Москве,
Сидим курим пиво у друга Майка,
И пиво шумит в шальной голове

Стучится к нам в стену с утра Марь Иванна,
И дым коромыслом в квартире у нас,
А за окном льет в московскую ванну,
Затопит и смоет, оставив каркас.

Играет в колонках музыка регги,
О диван когти точит маленький кот,
Красная площадь, вавилонские стены,
Идет все по плану который уж год.

Ветер сметает ментов и прохожих,
А мы залипаем который уж час,
В отражении видим на себя не похожих,
Призраков странных, как кот Джульбарс.

В трубке гудят Иерихонские трубы,
Снежинок осколки несет с местной ТЭЦ,
Боб Марли порвал плакатные кубы,
В квартиру зашел, будто добрый отец.

Воздух московский горчит никотином,
Ямайское солнце за тучи зашло,
Рисуя промозглые грязью картины,
Как кошка скребет о шершавое дно.

А в нашей квартире яркое солнце,
И музыка регги в колонках гремит,
На полу мы сидим с улыбкой японца,
Вселенной поняв не простой алгоритм.
LOGO

Злая осень

5359

Нас опять тупила злая осень,
Листья все скамейки замели,
Сквозняком продует и не спросит,
Скомкав сны неведомой страны.

По помойкам догорают письма,
Дворники асфальт метлой скребут,
Календарь разбрасывает числа,
Листья на земле чего-то ждут.

Слышен вой из темных подворотен,
Взглядом жжет кот мутное окно,
Воздух над Москвой чертовски плотен,
Химией пропитан он давно.

В легких растворились реагенты,
Гарью тянет к нам из всех щелей,
Память разорвалась на фрагменты,
И кружится будто карусель.

Осень нас все тупит и бросает,
И карманы снова на мели,
До простуды ветер продувает,
Разменяв валюту на рубли.
Milcat drink

Валера


Валера не сразу обнаружил, что потайной лаз в заброшенной закусочной оказался не тем, чем казался на первый взгляд. Будь он чуточку умнее, то вряд ли бы вообще полез в него. Но что сделано, то сделано. Дощатый пол под Валерием зловеще хрустнул, и в следующее мгновение патлатый паренек в смешной хипарской одежде с грохотом провалился. Тут-то до него потихоньку стала доходить истинная суть происходящего.

«Что-то здесь не так», – подумал он, когда перед ним открылись бескрайние просторы космоса. Мимо пролетали планеты, пылающие синим пламенем звезды и кометы, а он все падал и падал, пока непроглядная тьма не схватила его слабеющую тушку в свои холодные объятия.

Со стороны казалось, будто это вовсе никакое не путешествие в параллельную вселенную, а дорога на тот свет. Ведь как обычно происходят путешествия в параллельные миры? Идешь, например, по улице, никого не трогаешь. Тут с неба на голову волшебный меч-кладенец – бац! И все, ты теперь не просто Вася Пупкин, а свирепый ландграф – повелитель драконов и гроза нечисти! Если, конечно, насмерть не зарубит при падении этого чертового меча с небес на голову Васи. Никто же не знает, на кого и как он упадет.


Или приехал на дачу к бабушке пирожков с вареньем поесть. И пока бабушка ходит по магазинам, от нечего делать залезаешь на чердак. А там древняя дедушкина шашка на сундуке лежит, книги дореволюционные, патефон сломанный валяется в самом пыльном углу, шкаф старинный неподалеку. На шкафу гипсовый бюст Ленина грозно смотрит на одинокий портрет Сталина на противоположной стене. Одна дверца шкафа предательски приоткрыта. Естественно, хочется первым делом заглянуть внутрь. Подходишь, распахиваешь дверцы – а там Нарния! И вечно молодой Ильич верхом на льве скачет, размахивая шашкой. Хорошо, если в капусту не изрубит, как врага пролетариата. А если изрубит?Collapse )
Milcat drink

Последний антигерой



Еще немного, и острая длинная игла пробьет черепную коробку. Всего мгновение, и нестерпимая боль пронзит тело насквозь. Поневоле забудешь все на свете. Хотя, наверное, стоило бы забыть. Но не сейчас.

Считывание информации – нудный и крайне болезненный процесс. Особенно забавно заниматься всем этим посреди разрушенного космического корабля. К тому же под завязку набитым трупами. Что делать? Такова жизнь.

Конец времен вот-вот настанет, а капитан, как назло, не успел сделать свою виртуальную копию – голографический образ, состоящий из ощущений, мыслей, обрывков воспоминаний и цифр. И теперь, что есть силы, пытается исправить это досадное недоразумение.

От запаха крови тошнит сильнее, чем от вида выпущенных наружу кишок. Тем не менее, чуть кисловатая желчь пикантно дополняет застывший на языке металлический привкус. Под подошвами ботинок чавкает густеющая красно-бордовая жижа… Все-таки, быть капитаном космического корабля здорово! Столько впечатлений! Правда, от них скоро не останется и следа. Но кто об этом вспомнит завтра? Особенно если завтра больше никогда не настанет?

Я уже чувствую, как у меня во рту подобно насекомым копошатся звезды. Красные-красные… Как разлитая по полу вязкая кровавая субстанция, или как разбросанные повсюду титановые экзоскелеты правительственных солдат, или как гниющие фрагменты их тел. Или это фрагменты тел войск сопротивления? Какая разница? Они давно трупы. И заслужили… что заслужили. Люди – мусор. Миллионы уничтоженных планет тому доказательство. И пусть я никогда их не видела, не беда. В любом случае я их больше не увижу. Никогда. Осталось на ближайшей стене выцарапать несбывшийся план эвакуации из этой проклятой вселенной, полной астероидов и смерти.Collapse )
Milcat drink

Про манула


Мой манул в тумане рыщет,
Шерстка мерзнет на ветру,
Его геологи разыщут,
Мирно спящем поутру.

Побежит по снежной глади,
И геологи за ним -
Они хотят его погладить,
Но кот растаял словно дым.

И забился к себе в нору,
Где строгает байсючат.
В лоне матушки-природы,
Где весны ручьи журчат.

И несолоно хлебавши,
Тот геолог хлещет спирт.
Среди сотен снежных башен,
Вдруг упал метеорит.

Наземь ступит гуманоид,
В зареве гамма-лучей,
Следом маленький андроид,
Гостем стал планеты сей.

Заберут они манула,
И геолога того,
Тарелку словно ветром сдуло,
Не осталось ничего.

Но мы помним их, ребята,
Памятник в гранит отлит,
Манул с геологом поддатым,
Как два Гагарина стоит.

2012 год